Menu Color:
Main Color:
Background Color:
Background Image:
  • background1
  • background2
  • background3
  • background4
  • background5
  • background6
  • background7
  • background8
  • background9
2.4. Первые высшие учебные заведения России XVII в.

Наиболее образованное во времена Киевской Руси духовенство в XV-XVI вв. выступало в качестве яростного врага распространения математической культуры в России. Школы, получившие начало в Киевской Руси, почти прекратили свое существование. Знания передавались изустно редкими грамотеями.

В самом начале XVII в. вновь представилась возможность возродить в России былые традиции просвещения: Борис Годунов “в усердной любви к гражданскому образованию <...> превзошел всех древнейших венценосцев России, имев намерение завести школы и даже университеты, чтобы учить молодых россиян языкам европейским и наукам”. Для этого в 1600 г. он посылает в Германию немца Ивана Крамера, поручив ему найти там и привезти в Москву профессоров и докторов, что нашло достойную оценку просвещенных слоев Германии: в январе 1601 г. учитель права, некий Товиа Лонциус пишет Борису: “Ваше царское величество хотите быть истинным отцом отечества и заслужить бессмертную славу. Вы избраны небом совершить дело великое, новое для России: просветить ум Вашего народа несметного и тем возвысить его душу вместе с государственным могуществом, следуя примеру Египта, Греции, Рима и знаменитых держав европейских, цветущих искусствами и науками благородными”.

И опять духовенство сыграло свою негативную роль: оно активно противодействовало просветительским намерениям царя, утверждая, что “Россия благоденствует в мире единством закона и языка; что разность языков может произвести и разность в мыслях, опасную для церкви, что, во всяком случае, неблагоразумно вверить учение юношества католикам и лютеранам”. Борис Годунов внял аргументам церкви, оставил мысль учреждать университеты в России, однако послал 18 молодых боярских людей в Европу учиться языкам иноземным, одновременно призвав из нее к себе не только лекарей, художников, ремесленников, но и людей чиновных в службу, “умом естественным поняв великую истину, что народное образование есть сила государственная, и видя несомнительное в оном превосходство других европейцев”.

Однако в дальнейшем запретительные и репрессивные меры церкви по отношению к науке, просвещению (особенно проникавшим с Запада), целью которых было прежде всего охранение веры, перестали быть действенными. Более того, на юге России началась интенсивная деятельность католического духовенства, которой православие не могло противопоставить “значительного числа лиц, достаточно изощренных в вопросах богословия, логики, риторики, диалектики”. Столетия разговоров о необходимости образования духовенства не вызвали эффекта, произведенного реальной угрозой православию со стороны других религий: необходимость специального обучения духовных пастырей была не только осознана, но и спешным образом реализована. Закономерно, что первоначально это произошло на Украине, где агрессивная политика неправославных конфессий имела широкое распространение и давние традиции и где уже были созданы братские школы для активного противодействия этой политике: в 1639 г. на базе слияния двух братских школ - Киево-Богоявленского братства и Киево-Печерской лавры - была основана Киево-Могилянская коллегия, первое учебное заведение России высшего типа, получившее впоследствии, в 1701 г. название академии. “В России, как и в других странах, потребность в высшем образовании получила удовлетворение раньше, чем потребность в среднем или низшем образовании”.

Киево-Могилянская коллегия (а затем - академия) сыграла большую роль в развитии культуры не только Украины и Белоруссии, но и всего русского государства, по праву став крупнейшим образовательным центром России XVI-XVII вв. Организация обучения в ней была такова: 6 классов: 5 одногодичных и 1 двухгодичный. В первых 5 классах изучали грамматику, синтаксис, языки (славянский, греческий, латинский и польский), а также поэтику. В шестом классе преподавалась философия, включавшая арифметику и элементы геометрии. Интересно, что программы, преподавательский состав этого учебного заведения первоначально заимствованы у иезуитов: с идейным врагом предпочитали бороться его же оружием.

Безусловно, образование в Киево-Могилянской академии было сугубо религиозным. Рукописная записка, хранящаяся в Российской государственной библиотеке, поучает: “Братья, не высокоумствуйте! ...Аще кто ти речер, веси ли всю философию, и ты ему рцы: еллинских борзостей не токох, ни риторских астроном не читах, ни с мудрыми философы не бывах, учуся книгам благодатного закона...” . Однако уже наличие самого призыва “не высокоумствовать” говорит о том, что охотники до “еллинских борзостей”, в частности и до геометрии, были. Так, в библиотеке князя В.В.Голицына и боярина Морозова были математические книги. Царь Федор был известен как любитель наук, особенно математических.

Одним из видных деятелей первой на Руси высшей школы был Феофан Прокопович, выдающийся церковный и общественный деятель, ученый и поэт, впоследствии один из ближайших сподвижников Петра и организатор одной из первых частных математических школ. Феофан Прокопович преподавал в Киево-Могилянской академии, префектом которой стал в начале XVIII в., философию, арифметику, геометрию и физику. Именно он впервые ввел в программы академии лекции по геометрии и физике. Можно сказать, что Феофан Прокопович - первый отечественный преподаватель математики первого высшего учебного заведения России. Математика и математическое образование перестает быть безымянным: вслед за именем ученого-математика XII в. Кирика Новгородца и новгородского школьника XIII в. Онфима появляется вполне реальная фигура преподавателя математики Феофана Прокоповича.

Начинает развиваться просвещение и непосредственно в России. Оно получает распространение среди более широких слоев населения, приобретает более разносторонний характер. Грамоте обучались по азбуковникам. В 1619 г. была издана “Грамматика” Мелентия Смотрицкого, в 1634 - букварь Василия Бурцева, несколько раз переиздававшийся. Кроме печатных книг по-прежнему большую роль играет рукописная литература, среди которой значительное место занимают руководства по арифметике и геометрии. Увеличивается количество библиотек: кроме монастырских появились библиотеки Посольского приказа, Московской типографии, царская, отдельных представителей знати.

Духовное образование, во многом выполнявшее роль начальной школы, не могло удовлетворить возросшие запросы общества. Поэтому с середины XVII в. стали создаваться редкие пока государственные и частные школы по-прежнему преимущественно при монастырях: “В школе при Андреевском монастыре (открыл ее Ф.М.Ртищев) обучали славянскому и греческому языкам, риторике, философии и другим словесным наукам. В 1667 г. прихожане церкви Ивана Богослова (в Китай-городе в Москве) подали челобитную царю о разрешении создать при церкви школу по образцу украинских братских школ”.

В 1682 г. в Москве открыта “заиконоспасская школа, зародыш будущей славяно-греко-латинской академии”, преподавание в которой носило ярко выраженный религиозный характер и в основном придерживалось Аристотеля. В качестве преподавателей были приглашены братья Лихуды, они же являлись авторами первых учебников. Изучались такие предметы, как латинский и греческий языки, риторика, логика, психология и физика.

Математика не входила в перечень изучаемых дисциплин. Да и физика, которая там излагалась, не имела ничего общего с физикой в нашем понимании: это было общефилософское учение о движении и материи с уклоном в сторону священного писания. Тем не менее, один из братьев Лихудов, Софроний, излагал взгляды Кампанеллы и Галилея, другой - Иоаникий, читавший физику по Аристотелю, говорил: “Мы уважаем всех философов, и особенно Аристотеля, но, не настаивая на древних идеях и желая познать чистую истину, не полагаемся ни на чьи слова; философу свойственно доверять больше разуму, чем авторитету...”.

Непосредственного влияния на развитие математической культуры и математического образования первые высшие учебные заведения России практически не оказали, однако с ними связаны имена первого известного преподавателя математики Феофана Прокоповича, автора знаменитой “Арифметики” Л.Ф.Магницкого (есть версия, что он учился в славяно-греко-латинской академии), великого М.В.Ломоносова.


См.подробнее: История отечественной математики. Том 1. - Киев, 1966.

ЧТО ПОСМОТРЕТЬ

Как учились в Древней Руси


Я послал тебе бересту ...


Великий Новгород. Письма из Средневековья

Кирик Новгородский и Даниил Заточник

Turkish Voiceover

Mağaza Radyo

Seslendirme

Ses Bankası

Yabancı Dil Seslendirme